Информационное агентство Санкт-Петербургского Горного Университета
You are here:

Павел Завальный: «Российско-Германский сырьевой форум – это очень важная и авторитетная площадка»

Председатель Комитета Государственной Думы РФ по энергетике Павел Завальный примет участие в Х конференции Российско-Германского сырьевого форума. В преддверии этого события, которое состоится в Санкт-Петербурге 29-30 ноября, он рассказал о том, каким видит будущее отечественного топливно-энергетического комплекса и насколько позитивно оценивает перспективы сотрудничества между нашей страной и ЕС.

  • Павел Николаевич, сегодня налицо ухудшение структуры запасов минерально-сырьевых ресурсов. Они лежат на больших глубинах, в труднодоступной местности, в зоне вечной мерзлоты. Станет ли это проблемой в обозримом будущем и что необходимо предпринимать уже сегодня для повышения эффективности добычи? Вкладывать больше средств в инновации? Может ли сырьевой сектор при условии развития отечественных технологий рассчитывать на столь же бурный рост, как агропром?

Вы правы, легкодоступные запасы углеводородов истощаются. Запасы нефти в России, например, составляют порядка 26 млрд тонн. Но экономически  рентабельные – всего лишь 14-16 млрд, не более. Всё остальное – это уже трудноизвлекаемая нефть. Понятно, что чем сложнее её добывать, тем выше её себестоимость. В то же время цена на мировых рынках формируется в условиях жесткой конкуренции, как среди самих производителей нефти, так и с другими видами энергоресурсов, с тем же углём, с ядерной энергией, с возобновляемыми источниками.

Понятно, что нефтегазовые компании постоянно работают над снижением затрат. Ухудшение структуры запасов в какой-то степени компенсируется ростом операционной эффективности, за счёт появления новых технологий, более мощного и высокопроизводительного станочного оборудования. Внедряется горизонтальное бурение и многостадийный ГРП, так называемые третичные методы добычи, повышающие коэффициент извлечения нефти, когда месторождение истощается.

Многие страны столкнулись с этой проблемой значительно раньше нас. И за рубежом технологии, позволяющие работать с труднодоступными запасами,  уже освоены. Мы больше полагались на западный опыт, на те же американские компании, привлекая их к этой работе, применяя их технологии и оборудование. Но введение санкций, конечно, повлияло на наши возможности. Если газовая отрасль сегодня зависит от импорта не более чем на 5 %, то зависимость в нефтяной достигает 40%.

Конечно, нам нужны новые отечественные технологии для того, чтобы компенсировать ухудшение структуры запасов за счёт повышения эффективности добычи, коэффициента извлечения нефти. У нас сейчас проектный коэффициент  – 36%, а текущее значение -26. В то же время лучшие практики позволяют Норвегии достигнуть цифры 50%,  Америке - более 40.

  • Что могут сделать депутаты Государственной Думы, представители правительства для того, чтобы простимулировать российские сырьевые компании вкладывать средства в новые технологии?

Прежде всего, облегчить налоговый режим. У нас самая большая налоговая нагрузка на отрасль в мире, при этом применяется фискальный режим. Но в последние годы был принят ряд решений по его смягчению и дифференциации в зависимости от условий и сложности разработки месторождений. В идеале он должен учитывать все условия разработки конкретного месторождения. Новое оно или истощенное, какова глубина залегания углеводородов, проницаемость пласта, вязкость нефти и так далее.

Компания «Роснефть», например, получила с 2018 года налоговый вычет в размере 35 млрд рублей ежегодно сроком на 10 лет для разработки Самотлорского месторождения. Оно даёт сегодня около 20 млн тонн. Но в тех налоговых условиях, в которых оно находилось, дальнейшая его эксплуатация, к сожалению, являлась убыточной. На одну тонну добытой нефти мы поднимаем там больше 10 тонн воды. Эту воду необходимо потом закачивать обратно в пласт. По мере истощения месторождений необходимо постоянно увеличивать объем эксплуатационного бурения, применять дорогостоящие третичные методы интенсификации добычи. Все это приводит к постоянному росту её себестоимости.

В связи с этим мы должны постоянно совершенствовать налоговую систему и стимулировать, таким образом, эксплуатацию месторождений, в том числе,  на поздней стадии их разработки. Если взять Ханты-Мансийский округ, где добывается 43% всей российской нефти, ежегодное падение добычи там достигает 4-6 млн тонн в год. Именно поэтому 2 года назад региональные власти вышли с инициативой перехода от фискальной системы налогообложения на стимулирующую.

Законопроект об НФР – налогу на финансовый результат, уже 2 года находится в Думе, но он так и не был рассмотрен, поскольку к нему оказалось довольно много претензий. Основное замечание: он не носит универсальный характер и предназначен, прежде всего, для истощённых месторождений, а для новых его применять затруднительно.

Поэтому Министерство энергетики, Минфин и ведущие публичные компании совместно разработали новый законопроект. Сейчас он рассматривается в Правительстве, его изучают в Югре. Надеюсь, если не в этом году, то в следующем, он будет внесён в Государственную Думу, мы его примем и дадим возможность нефтегазовым компаниям с 2019 года для ряда месторождений, находящихся в разной стадии разработки, перейти на новый режим уплаты налогов.

В этом режиме общий объём добычи нефти на месторождении может вырасти на 20-50%. При этом, несмотря на снижение удельной доли налога на тонну добытой нефти, общий объём налогов, который поступит в бюджет, окажется выше, чем при действующей системе. Такую практику применяют многие страны.В Америке, например, очень много налоговых льгот, и это стимулирует добычу сланцевой нефти, сланцевого газа. Надеюсь, что аналогичные законы будут приняты и у нас, это позволит выйти на более высокие показатели КИН и добычи.

  • Насколько велики перспективы развития альтернативной энергетики, как в России, так и за рубежом? Есть ли у неё шансы вытеснить традиционные энергоресурсы, учитывая, что себестоимость их производства будет расти?

Высокая цена на нефть, которая держалась в нулевые годы, естественно, подтолкнула развитие возобновляемых источников. На первом этапе в ряде стран существовали государственные субсидии, а сейчас даже без них стоимость электроэнергии в Европе, получаемой при помощи солнечных батарей или ветряных генераторов, сопоставима со стоимостью электроэнергии, которая вырабатывается на тепловых электростанциях.

Технологический энергетический уклад, конечно, меняется. Сначала основным видом топлива для человечества были дрова, потом – уголь, затем его сменили углеводороды. Нет сомнений, что следующий этап – это возобновляемые источники плюс ядерная и термоядерная энергия. Единственный вопрос, когда это случится? Когда закончится эра углеводородов?

Весьма вероятно, что она продлится ещё 30, максимум,50  лет, а потом произойдёт смена главного способа обеспечения человечества энергией в пользу возобновляемых источников, к которым можно отнести и гидроэнергетику, и термоядерный синтез.

Запасы традиционных ресурсов - это лишь 15% от того потенциала, которым обладает ядерная энергетика. Что касается термоядерного синтеза, а он должен быть освоен до конца этого столетия, он станет практически неисчерпаемым источником энергии для человечества.

  • Вы примете участие в Х конференции Российско-Германского сырьевого форума. Насколько важно сегодня в свете политических разногласий с ЕС, представителям промышленности России и других стран встречаться лицом к лицу для того, чтобы вырабатывать общие стратегии развития энергетики, обсуждать конкретные совместные проекты?

Россия обладает крупнейшими стратегическими запасами первичных источников энергии – нефть, газ, уголь.  По газу мы вообще первые в мире. Основная задача – обеспечить необходимыми ресурсами развитие экономики своей страны, что мы и делаем. Плюс мы делимся полезными ископаемыми с мировым сообществом, обеспечивая ими те страны, которые в этом нуждаются. Прежде всего, Европу.

Две трети добытого газа используется для развития собственной экономики, остальное экспортируется. 90% экспорта идёт в ЕС. Если говорить о нефти, то на внутреннем рынке используется лишь треть от общего объёма добычи. Остальное в виде нефти, нефтепродуктов, нафты, мазута поставляется за рубеж.

В эпоху высоких цен на нефть доля доходов от экспорта углеводородов в структуре федерального бюджета превышала 50%. Сегодня эта цифра ниже – где-то 38%, но экспорт энергосырья, по-прежнему, составляет более 50% всей валютной выручки. Это очень существенно для нас, поэтому понятно, что взаимоотношения с Евросоюзом, со странами – потребителями нашей энергии для России очень важны.

Мы заинтересованы в инвестициях со стороны Германии – крупнейшего потребителя наших энергоресурсов в Европе, особенно в создание новых технологий для модернизации нашей экономики, повышения её эффективности, в энергосбережение. ФРГ имеет передовой опыт решения этих задач.

В то же время Германия хочет быть уверена в своей энергобезопасности, в том, что завтра она не останется без наших ресурсов, что мы готовы обеспечить устойчивость конструкции их доставки до потребителя. Здесь налицо взаимная заинтересованность в сотрудничестве.

Нынешняя ситуация, когда экономические решения зачастую основаны не на здравом смысле, а на геополитических соображениях, в какой-то мере подрывает доверие, затрудняет взаимодействие. И для того, чтобы преодолеть эти трудности, необходимо общаться с партнёрами. Обсуждать наиболее злободневные темы, причём в публичной плоскости. Нужно доводить до широкой общественности обеих стран информацию о реальном положении дел, обосновывать целесообразность нашего сотрудничества, убеждать в его надёжности.

Понятно, что дискуссии должны быть направлены и на повышение экологической безопасности. Техногенное воздействие на экосистему Земли должно ежегодно снижаться или хотя бы не повышаться даже на фоне развития экономик, на фоне увеличения потребности в энергии. Поэтому такие встречи, безусловно, необходимы. Российско-Германский сырьевой форум – это очень важная и авторитетная площадка, где мы можем общаться с представителями Германии - одним из наших ключевых партнёров, крупнейшим потребителем наших сырьевых и энергетических ресурсов.

  • Вы входите в Межпарламентскую группу Россия-Германия по энергетике. Что удалось сделать в этом качестве и перекликаются ли результаты работы в её рамках с результатами работы Российско-Германского сырьевого форума?

Да, конечно. Я возглавляю группу дружбы по сотрудничеству с Бундестагом. У нас также была создана неформальная рабочая группа, в которую входят представители комитетов по энергетике парламентов двух стран, что очень важно. Экспорт из России в ФРГ нарастает, поэтому вопросы энергобезопасности весьма актуальны для Германии. Эти вопросы стоят во главе угла работы нашей межпарламентской и межкомитетской рабочих групп. В её рамках мы обмениваемся видением текущей ситуации, перспектив сотрудничества.

После того как сформируется новый состав Бундестага, станет понятно кто займёт посты в профильных комитетах, мы планируем продолжить эту работу. В следующем году планируем посетить германский парламент, обсудить вопросы дальнейшего сотрудничества как в экономике в целом, так и в энергетике.